Эротический рассказ аптечный ларек забыла одеть трусики

Эротические рассказы Рунета — Том 1 (208 стр.)

Каникулы в деревне

Подростки

Женя

Как быстро бежит время, прошло уже двадцать лет, все было как вчера.

1985 год, мне через месяц исполнится 14 лет. Мама на каникулы отправила меня из города к бабушке, в небольшой посёлок соседнего края. Ехать мне не хотелось, но с мамой не поспоришь. И вот я лечу из приморского города в деревню, где развлечения — клуб с устаревшими картинами, да озеро с мутной водой. И в этой обстановке мне предстоит жить целых полтора месяца. В аэропорту меня встретит бабушка, с которой я поеду на автобусе до деревни.

В деревне я уже двенадцать дней. Бабушка выделила мне отдельную комнату. Как я и ожидал делать здесь совершенно нечего. Уже пять дней идет дождь. Познакомился с соседскими пацанами — четырнадцатилетним Юркой и Димкой двенадцати лет. Несколько раз они приходили ко мне в гости и мы играли в карты, я их научил фокусам. Тоска, остается только смотреть телевизор и читать книжки. А дома — море, солнце!! Сегодня бабушка получила от моей тети телеграмму, в которой сообщалось, что через два дня на две недели приедет моя двоюродная сестра Лена.

— Вот и отлично, — сказала бабушка, — тебе будет повеселее.

Ленку я почти не помнил, она была младше меня на два года, и видел я ее в последний раз когда мне было лет 6–7, она с мамой и папой приезжали к нам в гости. Это была толстая девочка, которая постоянно жаловалась на меня взрослым и постоянно ныла. Так что эта новость меня не особенно порадовала.

Бабушка поехала на железнодорожный вокзал встречать Лену. Я сегодня пол дня один «на хозяйстве». Со вчерашнего дня наконец наступила хорошая погода, солнце жарит за тридцатку. Вчера с соседским Димкой и бабушкой ходили на озеро. Озеро небольшое и неглубокое, но зато очень теплое. Сегодня Юрка и Дима пригласили меня сходить за грибами. Я закрыл дверь, ключ спрятал в оговоренном с бабушкой месте — под крыльцо, и пошел с пацанами за грибами. Пролазили мы почти четыре часа, каждый собрал чуть больше пол ведра. Когда я вернулся, бабушка сидела за столом и пила чай, рядом с ней сидело чудесное создание. Я ожидал увидеть толстого неприятного ребенка, а передо мной сидела худощавая девочка моего роста с белыми волосиками и веснушками на носу, которая разглядывала меня голубыми глазами и приветливо мне улыбалась.

— Знакомьтесь, это Женя, твой брат, — говорила меж тем бабушка про меня, — а это твоя сестренка Леночка. Разувайся, садись ужинать. Мы тебя не дождались и уже покушали.

После ужина я собрался к пацанам в беседку поиграть в картишки, но бабушка сказала мне:

— Лена сегодня приехала, а ты ее бросаешь одну. Давай посиди милок сегодня дома, пообщайтесь, поиграйте вместе.

— Бабушка, меня же ждут. Я не хочу сидеть дома.

Спасла меня Лена.

— Если хочешь иди, я посижу одна дома. А если можно, я пойду с тобой поиграть в карты.

Пришлось взять ее с собой, впрочем Ленка оказалась нормальной девчонкой, пацаны ее приняли в свой круг почти сразу, весь вечер она травила анекдоты, рассказывала разные истории наравне с другими мальчишками. Весь вечер я от нее не мог отвести глаз, я тогда еще не понял, что это любовь. И сказать по правде я даже был немного горд, что у меня такая интересная сестра. Мы наверное сидели бы до самого утра, но бабушка нас позвала домой:

— Спать пора уже десятый час.

Когда пришло время ложиться спать, бабушка объявила:

— Женя, как мальчик уступит свою кровать Лене, а сам будет спать на раскладушке рядом. Я вам уже постелила.

Я честно говоря был ошарашен, я думал Лена будет спать в комнате с бабушкой. Лена тут же стянула свое платьице, носочки и осталась в одних беленьких трусиках, сложила все свои вещи аккуратно на стул и залезла под одеяло. Я стоял как мраморный, девочка, которая мне нравится, только что была передо мной в одних трусиках. В школе мы подглядывали за девчонками в физкультурной раздевалке, клали под парты зеркальца чтоб можно было увидеть что же находится у них под платьями. Но здесь, она стояла передо мной в одних трусиках, без маечки.

— А ты, что не раздеваешься, быстрее спать, — торопила бабушка.

Сняв рубашку, я остановился, мне стало неловко оттого, что был я в девчачьих коротких белых трусиках с белой каёмочкой. Как же я покажусь перед ней в таких трусах? Сколько раз я говорил маме, чтоб она не покупала мне такие трусы.

— Какая разница какие трусы, мне эти очень нравятся, — отвечала она.

Все пацаны в классе уже давно ходят в цветастых семейниках, а я в белых, синих, розовых, девчачьих трусиках. А она все равно покупает мне только такие трусы. Вот перед отъездом она вообще вымочила, купила мне одни трусики в зеленый горошек, а другие с цветочками, и еще говорит мне «смотри какие красивые цветочки». В мой адрес постоянно сыплются колкости, когда мы переодеваемся на физкультуре. А сейчас мне предстояло показаться перед ней, потеряв всю свою мужскую гордость. Я быстро стянул трико и юркнул в постель. Ленка захихикала:

— Ты носишь девчачьи трусы?!

Я не знал куда мне деться от стыда.

В доме всё затихло. Сердце моё учащённо билось. Ленка тоже не спала.

— Ты на меня не обижайся, но я думала, что мальчики такие трусики не носят. Я больше не буду над тобой смеяться.

Я долго не мог уснуть, думал о Лене, Леночке. В трусиках у меня всё поднялось. Думал о завтрашнем дне, завтра утром она опять будет в одних трусиках, нужно только проснуться раньше ее.

Меня разбудила бабушка.

— Я поехала в магазин. А вы, когда проснется Лена, поешьте. Завтрак на столе. Я к обеду приеду.

Лена лежала на кровати раскрытая, лицом к верху, одеяло сбилось к ногам. Я стал ее внимательно рассматривать. У нее уже начали набухать груди, через трусики просматривалась ее писька. Так хотелось дотронутся хоть до какой-нибудь части ее тела. Член мой набух. Я стал ждать когда же Лена проснется. Прошло полчаса, Лена и не думает просыпаться. Я начал топать по комнате, опрокинул как бы в невзначай табурет. Наконец Лена потянулась и открыла глаза. Я ей сказал, что бабушка ушла в магазин, и чтоб она садилась кушать. Ленка встала, не одеваясь сходила во двор в туалет. Во время завтрака Ленка что-то говорила, а я время от времени разглядывал ее. Неожиданно она задала мне вопрос:

— Хочешь посмотреть на меня без трусиков?

Я чуть не поперхнулся. «Как она могла угадать мое желание?»

Я как бы шутя ответил:

— Конечно!

— Тогда ты тоже должен раздеться до гола.

И не дожидаясь моего ответа она сняла свои беленькие трусики. Я тоже снял всю свою одежду.

— Я никогда не видел девочку старше 5 лет голышом. А ты видела когда-нибудь мальчика голого.

— Да я видела как папа с мамой ебутся в замочную скважину.

Мы стали друг друга ощупывать. Мой член встал колом. И неожиданно Ленка встала на колени и стала ласкать мою письку ртом. Через несколько минут мы были уже на кровати и я с Ленкой впервые познал любовь. Я никогда больше так не стонал и не слышал такого стона от напарницы, как в этот первый раз. Время пробежало с бешенной скоростью, и когда мы обратили внимание на часы, то оказалось, что прошло уже три часа и с минуты на минуту должна прийти бабушка. Мы по быстрому оделись, привели постель в порядок. Когда пришла бабушка, мы как примерные дети играли на крыльце в какую-то настольную игру. Я был настолько увлечен Ленкой, что отказался в этот день идти с пацанами на озеро. Всю оставшуюся часть дня мы провели с ней вместе. Сходили в лес за грибами, но там нам было не до грибов. Как только мы удалились от деревни, я завалил Ленку на землю и стал целовать, о как она пахла, я полюбил этот запах на всю жизнь. Я засунул свою налитую кровью колбаску в ее норку. О как приятно. Я ощущал себя единым целым с ней. О Лена, Леночка: О..!! Вдруг она завизжала и оттолкнула меня.

— Меня кто-то укусил.

Оказалось, что заполз муравей и укусил ее за попку. Я стал целовать ее попку. Затем я пристроился сзади и начал ласкать ее своими поцелуями, неожиданно мой член проник в ее логово. Так мы узнали еще одну позу любви. Грибов мы так и не набрали. Бабушка была очень довольна, что мы так сдружились. Она и подумать не могла, что это не дружба.

С тех пор каждую ночь, как только раздавался бабушкин храп, я перелазил в Ленкину кровать, и мы занимались своим любимым делом. Несколько раз мы чуть не попались. Однажды вечером легли я в розовых трусиках, а она в белых. Утром встали, я в беленьких трусиках, а она в моих розовых, но бабушка даже не обратила внимания. В другой раз я мылся в бане, ко мне влезла Ленка, а бабушка стала ее искать.

Свободное (от секса) время мы проводили как все дети. Я, Лена, Юрка и Димка ходили на озеро купаться. Мальчишкам Ленка тоже нравилась. Я видел как они на нее смотрят, особенно когда она выходила из воды в своих белых трусиках и они просвечивались насквозь. Мальчишки купались в семейных трусах. Я же купался в плавках по понятной причине. Ленка меня больше не дразнила, и пацанам не рассказывала о том, что я ношу девчачьи трусики.

Сообщество любителей омораси

2. Ранним утром Тина пулей влетела на автобусную станцию. Она бросила свою сумку на пол и, запыхавшимся от бега голосом, попросила билет до Б..на. После этого, быстро заплатив, она уже не бегом, но весьма спешно, пошла к автобусу, готовому отправиться с минуты на минуту. По этой причине у неё не было времени воспользоваться туалетом на станции. Однако, наша героиня, весьма разумно рассудила, что можно воспользоваться туалетом и в автобусе.

Тина обдумывала этот вопрос, пока несла свой багаж к автобусу. Кроме этого она вспомнила и события прошлой ночи: шумную вечеринку у подруги, много выпитых напитков, и то, как она вспомнила в последний момент об обещании данном матери вернуться в свой городок в первой половине дня. А, учитывая, что нужный ей транспорт ходит всего два раза в день, становится понятна и спешка, с которой она примчалась на автовокзал. С некоторым раздражением, Тина подумала, что, убегая от подруги, не успела сходить по маленькому, но, вспомнив о туалете, имеющимся в каждом дальнем автобусе, успокоилась, зашла в салон и села на заднее сидение.

Очень привлекательный парень её возраста вошёл в салон и сел около неё. Они улыбнулись друг другу. Автобус поехал. Тина запихнула сумку на полку и приготовилась сходить в туалет, так как её мочевой пузырь уже ругался. Она уже было, встала и пошла, но внезапно осознала, что для осуществления своего намерения ей придётся лезть через приятного молодого человека, севшего рядом. Немного смутившись, Тина решила, что ее потребность не так уж и сильна, и спокойно может подождать до конца поездки. Поэтому она сунула в уши наушники и стала пялиться на парня.

Он тут же подмигнул ей и пересел поближе. Она вынула наушники ,и они стали разговаривать. Они говорили о всякой ерунде, когда Брайан (так он себя назвал) достал бутылку воды и начал пить. Услышав бульканье воды, Тина поняла, что её пузырь заполнен, и решение подождать до прибытия было опрометчивым. Однако, решив не вставать при нём, Тина сдержалась, и продолжила беседу.

Внезапно, Брайан наклонился и поцеловал её, его руки схватили её талию, и сжали наполненный пузырь. Тина захныкала и отстранилась, прервав поцелуй, едва не обсикавшись. К счастью, только маленькая струйка вырвалась на свободу.

«Достаточно» — подумала наша героиня. «Нет ничего хуже, чем обмочиться при нём». Тина начала было вставать, но сразу же стала терять контроль. Мгновенно сев, она взяла себя в руки. Каким образом она пойдёт в туалет, если она не может встать не обсикавшись. От таких мыслей Тина тихо заплакала. Брайан тотчас же спросил, что с ней случилось. Она, решилась, и робко объяснила, что уже не может встать из-за сильнейшей потребности пописать, но и сидеть долго она тоже не сможет.

«Что мне делать?» — крикнула Тина. Маленькая струйка намочила её трусики. Она тяжело задышала.

«Уборная недалеко, если ты побежишь, то сделаешь это». — посоветовал Брайан.

Другая струя мочи вырвалась наружу, начиная просачиваться сквозь трусики. Затем, словно забыв о том, где она находится, наша проказница расслабила сфинктер, и капли превратились в поток. Горячая моча текла из неё и заливала зад её юбки и сиденье. Излишне говорить, что характерное шипение услышали все пассажиры, сидевшие в задней части автобуса.

Резко придя в себя, Тина решилась сделать бросок в туалет. Она вскочила с места. Потоки мочи текли по её ногам и она, поняв, что ей нужно перелезть через ошарашенного Брайана, попыталась остановить поток. В общем, ей это удалось, но когда Тина полезла через него, она зацепилась ногами за перегородку между креслами, и плюхнувшись задницей на коленки Брайану, снова начала журчать, и закричала. Через несколько секунд, она смогла встать на ноги и стрелой помчалась к туалету, но как на зло он был занят.

Несчастная девушка зарыдала и продолжала писать. Желтые струи текли по ее ногам и затопляли ботинки и носки. Она опять ударила в дверь. Внезапно дверь открылась и, нечего не понимающий мужчина средних лет, встал в лужу, а Тина продолжала поливать пол и себя. Собравшись силами, Тина оттолкнула его прочь и села на толчек, не закрыв дверь и не спустив трусов. Через мгновение она пустила струю на увеличение. Она шипела, выходя из неё, и с силой била в воду.

Наконец она перестала поливать, и, не думая об окружающих, сняла мокрые трусики и бросила их в толчок. После этого она опустила юбку и вернулась на своё место. Брайан был забрызган её мочой. Было очень похоже, что он сам обмочился, так как Тина поливала прямо на его член, когда лезла через него. Она извинилась и практически сбежала на первой же остановке.

Когда ещё был рассказ про молодую учительницу, которая терпела вплоть до дома, с до дома ей надо было доехать на электричке, но этот рассказ я уже потерял. Если найду, то обязательно скину.

Отредактировано Energy (2020-01-09 23:58:02)

Андрей Смирягин

Трусики

Вообще-то по научному правильно называть его куннилингус. Но мне легче сделать то действие, которое это слово обозначает, чем его без запинки произнести. Какой-то мохнатый ус еще в конце торчит. Почему один, может, лучше будет читать куннилигусы, но это вообще как-то по-казахски получается. Нет, уж позвольте мне произносить это слово просто и красиво, как я привык «куннилинг».

Женщины очень любят, когда им делают куннилинг. И я знаю почему. Во-первых, судя по всему, это им приятно. Во-вторых, в момент куннилинга они осознают свою власть и превосходство над мужчиной, и в третьих, самое главное — от этого нельзя забеременеть.

Хотя и здесь бывают разные случаи. Предположим, перед этим девушка сама занималась с любовником оральным сексом, потом с ним целовалась, а потом… ведь не у всех девушек хорошо с обыкновенной логикой… попросила о куннилинге. Вот таким образом и рождаются мифы о непорочном зачатии.

Для мужчины же здесь лежат волшебные возможности превратить еще недавно незнакомую и зажатую девушку в нежную любовницу.

Только, потупив глаза, тихо спроси ее: «Можно я тебя поцелую там?» Она сразу поймет, где там, и скорее скажет да, чем нет. Кто же откажет себе в невинном и ни к чему не обязывающем удовольствии?

Мама же ее ни о чем подобном не предупреждала, хотя и наставляла ее не давать поцелуя без любви, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«Целуй куда угодно, только не в губы»,- попросит послушная дочка и правильно сделает.

Ну, в общем, все было так. Ночь. Он подвез ее к дому и заглушил двигатель. Она посмотрела на него и с улыбкой сказала: «Спасибо тебе за изумительный вечер. Я пошла».

Так просто и пресно они расставались, быть может, навсегда, а он не получил от нее даже поцелуя.

«Иди»,- с горькой усмешкой сказал он, понимая, что сегодня и скорее всего никогда между ним и этой удивительной девушкой ничего не будет.

Она приоткрыла дверь, но почему-то медлила. Ни у нее, ни у него не было ни малейшей зацепки, чтобы начать сближение.

— Знаешь что,- вдруг осенила его гениальная догадка,- подари мне что-нибудь на память о сегодняшнем вечере.

— Что?- с готовностью спросила она.

— Только обещай, что подаришь.

— Хорошо, обещаю.

— Подари мне свои трусики…

Она с удивлением и интересом посмотрела на него.

— Хорошо,- после небольшого раздумья сказала она,- я выберу и подарю тебе на память свои самые красивые трусики.

— Нет, мне нужны те, которые сейчас на тебе.

— Но они обычные и не очень новые,- попробовала возразить она.

— Ну и что! Мне важно, что сегодняшний день ты провела в них. Они накопили твое тепло, а это для меня самое главное.

Некоторое время она молча о чем-то размышляла. Он с любопытством наблюдал за ней. Насколько далеко она готова пойти в этой внезапно вспыхнувшей эротической игре?

Неожиданно и даже радостно она согласилась.

— Пожалуйста, но где я их сниму?- поинтересовалась она возбужденно, кажется, уже зная ответ.

Он не ошибся ней. Она была из тех женщин, которые готовы совершить романтический жест, когда ей предоставляется возможность, видимо, чтобы потом было о чем вспомнить.

— Можно, я их сам сниму?

— Можно,- с хрипотцой в голосе разрешила она.

Он нежно поднял ее ноги в черных колготах и аккуратно снял с них модные туфли с тупыми носами. В какой-то момент он не смог удержаться, наклонился к ее ногам и поцеловал их, после чего быстро посмотрел на нее, чтобы определить реакцию. Он увидел смущенную улыбку и горящие азартом глаза.

Тогда смело и по-деловому он приподнял ее попу и попытался стянуть с ее бедер колготы.

— Не так,- остановила она его и, подняв ноги, сама быстро и ловко освободила свои бедра от колгот.

Дальше все было легче. Целовать ее ноги он начал сразу от кончиков пальцев, спускаясь все ниже и ниже.

Она даже не пробовала сопротивляться. Он же все больше и больше приходил в восторг от того, что она так безропотно отдала в его полное владение свои тонкие и даже немного худые ноги. Он терся щекой и покрывал поцелуями ее колени, икры и голень, иногда цепляясь свой щетиной за легкий пушок, видимо, пропущенный при рассеянном девичьем эпилировании.

Наконец, он добрался до ее черных трусиков, источавших тонкий аромат кофе и влажных тропиков.

Она сама помогла ему их снять, после чего откинулась на кресле так, чтобы ему было удобнее ласкать ее в самом интимном месте.

Он бросил свой мужской трофей на заднее сиденье и склонился над поднятыми вверх ногами.

Похоже, никого из них не волновало, что рядом жилой дом, вход в подъезд, а вокруг полно фонарей.

Ему с его развращенным опытом давно плевать на все условности, а она тут же впала в беспамятство, время от времени издавая стон и неразборчивый шепот страсти.

Несмотря на все его страстные усилия, она долго не могла кончить. В какой-то момент по ее стонам ему показалось, что она достигла оргазма, он поднял мокрое лицо и попробовал поцеловать ее в губы, но тут же ее рука снова направила его в ту область, где сходились ее лежащие на руле и водительском изголовье белые ноги.

— Make me come,- тихо и жалобно попросила она по-английски, который стал ее вторым родным языком.

Теперь он понял, что это дело его мужской чести — довести ее до оргазма. Четверть часа спустя его челюсти начало сводить, но по ее нарастающему стону он понял, что близок к победе. Он попробовал помогать себе пальцами, но она отшвырнула его руку. Наконец, путем проб и ошибок, он нашел то самое место, и именно ту ласку, которая приводила ее в наибольший восторг. Он всегда знал про этот волшебный скользящий бугорок, но он не ожидал, что он будет у нее так чувствителен и развит.

Между тем язык уже отказывался слушаться его. Это превращалось в какой-то стайерский забег на выживание.

Он не знал сколько времени прошло, время для них перестало существовать, но по ее стону, переходящему в крик, и судорожному сжатию его ушей ногами он понял, что конец близок.

Однако самое удивительное было впереди. Ее бурный оргазм стал все больше и больше заводить его самого. По его телу пробежала приятная дрожь.

Он почувствовал, что вот-вот кончит. Это было совершенно неожиданное ощущение, такого с ним еще никогда не бывало. Вот так кончить вместе с женщиной, не входя в нее и даже ни к чему, кроме женщины, не прикасаясь.

Правила ношения трусов

Бельё напоказ — признак дурного тона

Летом многие из нас часто нарушают важные правила ношения нижнего белья. И в итоге красивые трусики могут сыграть злую шутку: прибавить объемы, создать эффект целлюлита… Как этого избежать? Прислушайтесь к трем главным советам стилистов интернет-канала «На красоте».

  1. Ни при каких обстоятельствах не выставляйте белье напоказ! Под светлые блузки/футболки и брюки надеваем только телесного цвета лифчики и трусики. Темное под светлым — признак дурного вкуса! Плюс цветное и черное белье разрезает фигуру поперек силуэта, что сделает ее менее привлекательной и придаст лишнего объема в боках и бедрах.
  2. Белые трусы под белые брюки — тоже нельзя! Многие ошибочно считают, что для того чтобы сделать белье невидимым под одеждой, его стоит подбирать тон в тон. Надо — в тон цвету своей кожи! Белые трусики под белой одеждой только подчеркнут и выделят область бедер, окружающие беглым взглядом увидят ваше белье во всех подробностях. Какой бы красоты ни была модель вашего белья, под белым слоем ткани оно обычно выглядит как бабушкины панталоны.
  3. Не надеваем кружево под облегающую ткань! Ажур имеет свой рельеф и определенную толщину рисунка, поэтому, если надеть кружевные трусы под брюки или юбку, ягодицы будут приобретать характерную бугристость. Под облегающей одеждой кружево создаст эффект целлюлита и рыхлой фигуры. Идеальный вариант — бесшовное белье, которое максимально приятно прилегает к телу и остается абсолютно незаметным под любой одеждой.

Юля Ковальчук предпочитает скромненький беж

Осторожно: кружево!

Недавно появилась новая «профессия» — подборщик белья. Хотите, чтобы трусики и бюстгальтеры сидели на вас суперски — обращайтесь к специалистам. Поход в магазин с таким знатоком обойдется вам минимум в 2 — 3 тыс. руб. Да, красота требует не только жертв, но и денег. Ниже совершенно бесплатные рекомендации бельевого шопера Риты Сигарь.

— Первое правило: белье — это вторая кожа, поэтому в нем должно быть комфортно, вы его должны вообще не замечать. Трусики не должны давить и перетягивать бока. Лучше всего выбирать изделие с хлопковой ластовицей и комфортной линией талии. Край трусиков не должен иметь жесткий кант, который впивается в ягодицы и неправильно очерчивает бедра. Во время примерки прыгайте, поднимайте руки, наклоняйтесь. Если нигде ничего не смущает и не вываливается — смело берем и носим с удовольствием. И не забывайте: любые кружевные варианты, как и мини-трусики (стринги, танга) — не для длительной носки. Целый день ходить в таком белье нельзя!

Кате Климовой следовало бы выбрать бельё телесного цвета, а Акиньшина зря надела кружево под облегающее платье

Только факт

  • На пике моды — модель бралетт (см. фото). Она хороша для маленькой груди и под плотную ткань верхней одежды. Для объемов 3 и больше создастся эффект «ушки спаниеля». Оно вам надо?

Вера Брежнева в тон платью трусы не носит. Зачем Королёвой пуш-ап при груди третьего размера?! Белое под белым — жуть! А Анжелике Варум нравится

мне противно, когда меня щипают. Особенно за титьки и за попку.

«Фу, ты черт, — подумал я, — вот еще напасть. И что мне с этой малышкой делать?» Потом решился.

— Ну ладно, — сказал я. — Будем читать сказки, раз тебе это нравится и не нравится, когда щипаются.

— Вы не будете щипаться, — уверенно сказала она. — Вы хороший. Вы мне нравитесь.

Я снова раскрыл «Незнайку», но она вдруг меня остановила.

— Подождите, я сниму туфли. Лена сползла с дивана и прошлась по купе, глядя на себя в зеркало.

— Послушайте, а правда, я похожа на женщину? — спросила она, лукаво прищурясь.

— Ну как тебе сказать, — замялся я. — Внешне похожа, а так во всем остальном — не очень. — А почему?

— Потому что ты еще не женщина. — А что такое — женщина, — насупилась она. — Что, разве я не родилась женщиной.

— Мне надоели эти дурацкие разговоры, — раздраженно буркнул я, понимая, что такая болтовня до добра не приведет. — Давай почитаем еще немножко и ляжем спать.

— Спать. Фи, как скучно. Я совершенно не хочу спать. — Ну тогда я сам буду спать. Я разделся до трусов и лег в постель. Пока я снимал с себя одежду, девочка с любопытством наблюдала за мной, тихонько причмокивая губами и цокая языком.

— А вы красивый, — вдруг сказала она, когда я уже лежал в постели.

— Что ты в этом понимаешь? — А вот и понимаю, — обиженно сказала она. — Я все понимаю, вы не думайте. — И что же ты понимаешь? — А то, что вам просто со мной скучно. Вам ведь наверняка хочется меня потрогать. Так ведь?

Я не ответил, молча любуясь девочкой. Она стояла напротив меня, грациозно изогнув свой тонкий и изящный стан, и загадочно смотрела на меня из-под приспущенных ресниц, длинных и пушистых. Признаться, зрелище было волнующее. Во всяком случае, мой член невольно шевельнулся. В голову мне полезли идиотские мысли про «Лолиту» и набоковских нимфеток. Вспомнились статья об ответственности за совращение малолеток, заметки из «Московского комсомольца» про серийных насильников, которые глумились над маленькими девочками в лифтах…

В следующее мгновение она склонилась надо мной, сама прижалась к моей груди лицом и прошептала:

— Вы такой большой и милый. Поцелуйте меня.

Понимая, что не должен этого делать, я приподнял ее и с замиранием сердца слегка коснулся губами ее мягких и нежных губок. — Еще, — чуть слышно выдохнула она. Я поцеловал ее снова уже более страстно. Девочка встрепенулась и закрыла глаза. Я принялся осыпать ее лицо и плечи неистовыми поцелуями. Леночка молчала. Зажмурившись от удовольствия, она часто дышала и мелко вздрагивала.

— Как с вами приятно, — выдохнула она едва слышно, когда я на минуту остановился, чтобы перевести дух.

Я молчал, не доверяя собственному языку. — Хотите — я тоже разденусь? — вдруг предложила Леночка, сверкая глазами.

И вот тут меня точно бес попутал. Вместо того чтобы отшлепать юную прелестницу и отослать спать, я смалодушничал, уступив самым низменным порывам. Помните «Катали» Бунина? В ту незабываемую минуту я был похож на героя этого изумительного рассказа из «Темных аллей».

— Конечно, хочу, — словно со стороны услышал я собственный голос. — Только вы отвернитесь. — Зачем?

— Ну так, отвернитесь. Ну, пожалуйста. Я отвернулся, напряженно вслушиваясь. Зашуршала одежда, щелкнули застежки. Я не выдержал, обернулся — и остолбенел. Передо мной, лукаво улыбаясь, гордая сознанием своей красоты и неотразимой привлекательности, стояла прекрасная миниатюрная женщина. Да-да, в обнаженном виде мою фею уже нельзя было назвать девочкой. Это была самая настоящая женщина. Все в ней было совершенно и прекрасно. Белокурые локоны, рассыпавшиеся по белизне плеч, упругие полушария вполне развитых грудей с коричневатыми сосками, тонкая талия, пухлый, слегка прикрытый золотистым пушком лобок с розоватыми, набухшими половыми губками, стройные ножки в туфельках на каблуках и красивые, еще по-детски тоненькие руки. Господи, да разве можно описать хотя бы каплю того фантастического чуда, что представилось моему жадному взору! Должно быть, такой предстала Галатея перед Пигмалионом. Я оцепенел, очарованный девочкой, и не мог оторвать от нее глаз.

— Ну а теперь вы тоже снимите трусы, — конфузясь,

прошептала Лена.

Не знаю, что на меня нашло, но я повиновался. Член у меня уже стоял, распирая тонкую ткань. Сняв трусы, я встал с диванчика и осторожно подошел к девочке. Я еще не представлял себе, что я буду делать с этой не по возрасту смелой и развитой нимфеткой, но меня влекло к ней как магнитом. Она прижалась ко мне всем телом, трепеща от возбуждения. Ее проворные пальчики принялись нежно играть моим членом. Стоявший как скала, он почему-то привел ее в неописуемый восторг.

— Ой, какой он у вас большой и твердый! Я просто от него балдею!

Я обнимал Леночку за плечи, а сам жадно гладил ее нежное разгоряченное тело, наслаждаясь атласной кожей, тугими грудками, мягкой и податливой попочкой…

Мое возбуждение нарастало быстро, с каждой минутой. Мне все труднее было сдерживать свое безумное желание овладеть этим милым существом, а она, беспечно лепеча какой-то вздор, играла с моим членом, то поглаживая его пальчиками, то теребя из стороны в сторону, терла его головкой о соски своих грудей и даже несколько раз неуклюже поцеловала его в самую головку, которую только что впервые обнажила, сладко причмокивая при этом от удовольствия.

— Давай ляжем, — предложил я срывающимся от волнения голосом.

Лена с удивлением посмотрела на меня и молча кивнула головой. С разбега кинулась на диванчик. Когда я лег рядышком, она снова овладела моим членом, все чаще и чаще покрывая его поцелуями. — Дай я посмотрю на тебя, — попросил я ее. — Смотрите, разве я не даю. — Я хочу тебя всю рассмотреть. — Чудной вы. Я вроде и так тут лежу перед вами голая.

— А что у тебя здесь, не видно, — сказал я, прикоснувшись к ее пухлым наружным губкам.

— Ой, — вздрогнула она, — не надо. — Почему же?

— Не хочу, — произнесла она, задумчиво глядя на мой член и осторожно поглаживая его головку двумя пальчиками.

Потом она села напротив меня и замолчала. Я не мог догадаться, чем вызван ее странный каприз, и лишь удивленно ждал, что будет дальше. Внезапно она улыбнулась и покачала мой член из стороны в сторону.

— Как он интересно стоит. Как столбик. Как же вы ходите? Он вам не

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *